Пресса

Рецензия на выступление музыкальной группы «Ят-ха» в вологодском клубе «Харди-Гарди»

Хочется поймать ускользающее, определиться с услышанным. А услышаны были: песни на тувинском языке в сопровождении игила, гитары и барабанов. И, конечно же, горловое пение. Шаманизм вплывал в модернизм.

Как только не определяют музыкальный жанр «Ят-хи». Особенно замечателен американский вариант – со слов Альберта Кувезина – что дословно возможно перевести как-то так: народная музыка ковбойских мальчиков. Недаром заливисто хохочет,  хихикает последний слог в названии команды. Вероятно американские музыкальные критики здесь в чем-то правы, так как предки тувинцев – это кочевники, для которых скотоводство являлось и является важной составляющей быта. Потому творческий посыл «Ят-хи» природосообразен.

Отложим ненадолго горловое пение, о котором хочется говорить в первую очередь, и обратимся к голове коня. Да-да, именно так: головка грифа игила, на котором играет Шолбан Монгуш, традиционно изготавливается в виде конской морды. Верхняя дека инструмента обтянута кожей (либо бычьей, либо рыбьей, либо конской). Строение струн так же требует особого внимания: они из конского волоса. Две струны: мужская и женская. Мужскую составляют 130 волосков из хвоста жеребца. Женскую – 105 волосков из хвоста кобылы. С точки зрения мифопоэтического это замечательно. В смычке так же используется конский волос. В звучании инструмента чудится то конское ржание, то свист степного ветра. Думается, что сидя в степи идея о том, как собственно нужно играть, возникает буквально из ветра. Последнее – почти дословная цитата со слов самого музыканта.

Горловое пение гармонично вливается в звучание игила. У слушателя возникают мысли о слоистости метафизического звукового заряда и, как не странно (а, может быть, естественно), о первородном хаосе. Если кто-то когда-то слушал звуки вселенной и горловое пение Кувезина, то он меня поймет. Но кроме заполняющего комнату космоса звуков есть что-то еще. Проговорить это сложно, практически невозможно. Повторюсь: горловое пение слоисто и специфику каждого слоя уловить практически невозможно. Кроме космоса есть там и какой-то ветер. Земной ли?

Это фольклорная составляющая музыки «Ят-хи». Она дает колоссальный заряд для выхода в самые разные музыкальные пространства. В моем сознании жанр группы определился каким-то таким словосочетанием: фольклорный  модернизм. Определение некорректное, но такова моя индивидуальная реакция.

Однако при всей индивидуальности воспринимаемого навязчиво преследует чувство надындивидуального в музыке «Ят-хи». Думаю, что именно оно делает выход в пространство модернизма (а может постмодернизма) естественным. Причина в специфике кочевого коллективного бессознательного, которое противостоит имперскому. Думается, что ассимиляция, вбирание в себя всего разнообразия окружающих явлений черта кочевникам более свойственная.

В процессе прослушивания «Ят-хи» пространственно-временные горизонты музыки смещаются. Ты будто бы попадаешь в пространство кривых зеркал, суть которого иллюзорность и бесконечная вариативность. Здесь проявляется пракультурная карнавальность. Название группы хихикает и хохочет: последний слог в сильной позиции.

 

Автор: Сивков Кирилл, филолог, аспирант ВГПУ, соавтор проекта «Ризома».


Назад
© 2009 Этно-рок-группа Yat-Kha. Все права защищены.
Контакты
Evo-artСайт разработан в студии EVO ART
Разработка сайтов, графический дизайн