Пресса

Тувинская группа «Ят-Ха» продемонстрировала вологжанам горловое пение (www.kp.ru, 21.02.2014)

Тувинская группа «Ят-Ха» дала концерт в Вологде. «Ят-Ха» - это смесь тувинской народной музыки, различных направлений рок-музыки и тувинского горлового пения. Бессменный солист коллектива Альберт Кувезин обладает по-настоящему прекрасным голосом. Артемий Троицкий как-то сказал о нем: "На Земле есть только два уникальных голоса, и они принадлежат Паворотти и Кувезину".

 

Во время концерта зрители могли не только насладиться уникальным голосом солиста группы, но и самим попробовать свои силы в горловом пении - они исполнили одну из песен вместе с музыкантами. Как сказал сам Альберт Кувезин, в свой репертуар для разнообразия он добавил кавер-версии на песни некоторых известных исполнителей. К примеру, вологодский зритель услышал кавер на композицию Боба Марли.

 

Помимо Альберта Кувезина в Вологду приехали еще два участника «Ят-Хи». Второй вокалист коллектива - Шолбан Монгуш - подыгрывал себе на игиле, национальном инструменте, который схож по звучанию с виолончелью. Третий участник группы, который приехал в Вологду - это барабанщик Евгений Ткачев.  

 

Музыканты выступили в нашем городе впервые. Перед концертом для Альберта Кувезина, Шолбана Монгуша и Евгения Ткачева провели экскурсию по Вологде. Участникам группы так понравился город, что они даже опоздали на выступление, но все же успели посмотреть не всё. Музыканты так и не увидели знаменитый резной палисад, но пообещали, что обязательно вернутся и посмотрят больше достопримечательностей. 

 

Альберту Кувезину удалось выкроить время и пообщаться перед концертом с корреспондентом "КП". 

 

- Я в Вологде впервые, очень понравилось. Так себе и представлял русский север. Для меня всегда эти места были чем-то волшебным. Я ожидал, что люди здесь до сих пор говорят, как в старину, тем более, что здесь у вас памятник букве «О». Но обратил внимание, что здесь только у арт-директора клуба иногда проскальзывает такой акцент необычный и оканье. Мне понравилась здесь атмосфера и магнетизм. Одновременно и спокойствие, но чувствуется какая-то сила. Можно сказать, место силы, только такое спокойное, не такое, как у нас в Тыве в горах. Там нет  такого душевного спокойствия, тоже суровость есть, но другая. Мы много бродили в Вологде по набережной, заходили на выставку ремесленников-мастеров в «Резном палисаде». А тот самый резной палисад, о котором поется в песне, существует?

- Да, есть, и сам палисад, и памятник ему.

- А где черноглазая? Я сегодня приглядывался, в основном, синеглазые, как северное небо.

- Так получилось, что из тывинской культуры вышло 2 коллектива, довольно известных, а из других национальных культур России на слуху разве что «Бурановские бабушки» и «Асья кыа». Почему так?

- Сейчас и в других республиках стали появляться коллективы, которые гастролируют и записываются. Но похвастаюсь, что небольшой толчок мы им дали. Потому что некоторые восстанавливали фольклор с использованием горлового пения по записям «Хуун», в частности, или делали аранжировки по старым записям «Ят-ха». Объясняется, наверно, просто, что Тыва была малоизвестной закрытой республикой, вошла в состав СССР совсем поздно. И до сих пор разве что любители музыки знают, что такое Тыва, а в те времена тем более это было неизвестно. А в Хакассии, Алтае, Бурятии много своего было потеряно, что-то ассимилировалось, и, конечно, чувствуется «советская идеологическая рука» в плане музыкальных аранжировок.  Нас это мало коснулось.

- Где вас лучше встречают – в России или за рубежом?

- Еще 15-20 лет назад лучше встречали за рубежом. Сейчас много гастролируем в России, особенно в Сибири, хорошо принимают, подозреваю, что даже чувствуют и понимают. Подпевают, отдельные песни, совсем старые, люди знают слова, хотя и на тывинском языке. Но в ваших краях мы в первый раз, поэтому даже не знаю, есть ли у нас тут слушатели.

- За сколько времени можно научиться извлекать хотя бы что-то похожее на горловое пение?

- Некоторым удается в течение дня что-то похожее издать, а кто начинает тренироваться, то бывает, что фрагменты получаются и через неделю.  Зачастую, это получается у иностранцев – американцев, финнов, японцев. Они в этом плане самые способные. Бывает, что через год они уже вполне прилично поют. Некоторые даже язык выучивают. Есть один американец, который живет в Тыве, завел семью, говорит по-русски с тывинским акцентом. Поет, играет на инструментах. Иногда смешно – сидит национальный оркестр в торжественных одеждах, и среди них сидит один такой с шотландским лицом. Есть одна японка, которая вышла замуж за чабана, поступила в наш музыкальный колледж и тоже поет горловым пением, фольклор изучала.

- То есть женщине этому реально научиться?

- Да, есть коллектив «Тыва Кызы», что означает «девушка Тывы». Они свой репертуар строят на горловом пении, с национальными инструментами. Конечно, тембрально это звучит, как будто это пацаны собрались и поют. Потому что девушкам низкие ноты брать нереально. Хотя голос не имеет принципиального значения, потому что там другая техника звукоизвлечения, чем в обычном вокале. Можно петь, не обладая вокалом в общем понимании. Меня, например, в школе выгоняли из хора (смеется), простым пением я практически не владею.

- Хотелось бы спросить про вашего барабанщика, он русский, нет ли каких-то национальных противоречий?

- Он русский, родился в Тыве, предки у него родом из Пермского края, но в Тыву переехали больше 100 лет назад, поселились в таежной зоне, может, даже из староверов. Поэтому знает не понаслышке, что такое Тыва. Знает фольклор и русский, и тывинский. Иногда мы просим его спеть. На двух наших альбомах мы использовали его пение, в том числе духовные стихи староверов.

- А вам что ближе – русская народная музыка или иностранная?

- И то, и другое. Я предпочитаю фольклорную музыку, или, как сейчас есть модное слово – этническую. Хотя это слово сейчас используют и в тему, и не в тему, и эксплуатируют всячески. Даже те же вологодские бабушки мне роднее, вызывают больше чувств и эмоций, чем так называемые этногруппы. В машине стараюсь слушать классику и музыку народов мира. Мы выросли на классике, потому что у меня такое образование. Думаю, классика у нас сидит так же глубоко, как и тывинская музыка, и русская. Слава Богу, что это органично сплетается, не отторгая друг друга. Есть жанры, которые мы не принимаем, но на все есть свои исполнители. Хотя сегодня исполнители не главная фигура в шоу-бизнесе, по сравнению с продюсером, автором или аранжировщиком.  

- Среди современных коллективов есть такие, с которыми вы хотели бы посотрудничать?

- Сейчас уже нет. Хотя опыт был – «Алиса», Гарик Скачев. Есть в Москве группа «CrossRoads», которая исполняет только американские блюзы. Но на джем-сейшенах мы с ними часто играли, как и с Сергеем Старостиным и Инной Желанной. В Сибири есть коллективы интересных, с которыми мы устраивали спонтанное музицирование, иногда записи делали. И за границей было много таких экспериментов – с финнами, индусами, американцами, шотландцами. Это интересно, и иногда есть желание найти какие-то связи. Например, кельтская музыка и музыка некоторых районов Сибири перекликается. Даже орнаменты есть похожие. Наверняка, была связь много веков назад.

- Вы выступаете в национальных костюмах?

- Нет, нам это мешает двигаться, и жарко. К тому же мы не играем чисто народную музыку. Если честно коллективы, которые называют себя фольклорными, играют уже аранжированную музыку. А настоящие тывинские песни звучат совсем по-другому. А здесь она организованная, приглаженная, не аутентичная.

- А вы ездить к бабушкам собирать фольклор?

- Давно не езжу, потому что бабушек почти не осталось, впрочем, как и дедушек. В Тыве мужчина очень мало живут — в среднем 50 лет. А мне самому уже почти 50, я и сам дедушка. У нас остались единицы, которые могут что-то вспомнить и рассказать. Раньше ездил по деревням с магнитофоном, сохранились на кассетах эти записи. Раньше активно использовал, а сейчас больше своих песен.

- В ближайшее время что планируете — записывать альбомы или больше гастролировать?

- Сейчас гастроли не такие насыщенные, как 10 лет назад и больше в России. Это хорошо. Одновременно открыли для себя Китай, Японию. В Китае оказывается есть даже несколько групп, которые выросли на наших ранних записях. Я был приятно удивлен, что группа выучила нашу песню, перевела на китайский язык, и мы вместе выступали. В Китае популяризируется world-musik, проводятся фестивали. Нам пора записывать альбом и как-то видоизменяться. Рассматриваем акустический вариант. Может, каждый займется своими проектами.

- Попадалась такая информация, что пару лет назад для исполнителей тывинского горлового пения ввели льготу по выходу на пенсию, так ли это?

- Провели медицинские исследования, доказали, что такое пение влияет на кровяное давление, нагрузка на легкие, сердце. Внесли предложение в местный парламент, сделать пенсию, как у духовиков. Но, по-моему, этот закон еще не принят. На себе этого не почувствовал, может, я неправильно пою (смеется).

- Горловому пению учат в музыкальных школах Тывы?

- Есть отделение в колледже, школы искусств. В каждой деревне есть музыкальная школа, в которой этому учат. Каждый тывинец разбирается в горловом пении.

- Президент республики каждое утро просыпается под одну из ваших песен...

- Я жил в Свердловске, когда он там учился. У нас было очень сплоченное землячество. Дружили, помогали. А песня, наверное, просто понравилась. А вообще у нас в республике рок особе не приветствуют, популярная музыка хорошо приживается — фольклор либо попса. Есть субкультуры молодежные — рэперы, хип-хоперы. А рок-групп всегда было мало. Это связано с культурой, менталитетом.

 

 

После концерта поклонники сделали подарок Альберту Кувезину.

 

Источник


Назад
© 2009 Этно-рок-группа Yat-Kha. Все права защищены.
Контакты
Evo-artСайт разработан в студии EVO ART
Разработка сайтов, графический дизайн